Юный, никому не известный актёр Антонио Бандерас сидел в кафе Мадридского Национального театра с друзьями, когда с ним приключилась одна занятная встреча. За барную стойку уселся странного вида гражданин с гот-начёсом и красным чемоданом в руке. Он заказал себе выпить, потравил немного шуточек с барменом, а затем резко повернулся к Бандерасу и сказал: «У тебя очень романтичное лицо. Тебе надо сниматься в кино, бай-бай!», а затем встал и ушел, светя своим красным чемоданом вдоль улицы. Сконфуженный Бандерас повернулся к друзьям. «Это Педро Альмодóвар», сказали они, «он как-то раз снял фильм, но больше не будет этого делать».
К концу восьмидесятых у них уже было пять совместных работ, которые буквально взорвали Испанию.
фото: clinica estetico ©1993
Педро Альмодовар, можно сказать, открыл миру Антонио, сделал из него звезду. Антонио покорил не только Голливуд, но и сердца женщин планеты.
У Бандераса действительно очень яркий типаж альфа-самца грубой и дикой красоты. Немного сумасшедшего, одержимого и опасного. Но мало кто знает, что его дебютное появление в большом кино было ролью пассивного гея, в фильме Педро Альмодовара 1982-го года, "Лабиринт страстей/Laberinto de pasiones".
Фильм в лучших, уже тогда зарождавшихся, традициях Альмодовара, повествует об одной нимфоманке, которая влюбляется в гея, становящегося рок-звездой, который внезапно оказывается наследным принцем одного императора. В фильме также присутствуют исламские студенты, которые хотят этого принца выкрасть, но один из них, тоже гей, с гипертрофированным обонянием, безнадёжно влюбляется снова-таки в этого принца. Вот этого-то студента — гея и играет Антонио. Он выглядит настолько непривычно, по сравнению с сегодняшним его видом, что при его появлении в кадре сразу можно и не понять, что это он. И не смотря на то, что Бандерас не делает резких выпадов со шпагой и не хватает томных барышень за талию – он уже одержим. В фильме у Бандераса эпизодическая роль, но даже в ней он показывает своё сумасшествие.
Которое уже через восемь лет становится ключевым в известном абсурдном комедийно-мелодраматическом триллере "Свяжи меня/Atame!", 1990-го года, того же Альмодовара. Антонио здесь играет уже главную роль – психа, сбежавшего из «желтого дома». Он влюбляется в актрису и, желая создать с ней счастливую семью, берёт её в заложницы в её же квартире, намереваясь силой влюбить её в себя. Он по-прежнему предстаёт перед зрителем не привычным героем-любовником, которым его сделал Голливуд, а иногда странным, иногда комичным, в каких-то сценах вообще избегающим любой логики идиотом. Но несомненно горячим.
Этот фильм стал последним в эпохе неразрывного сотрудничества Педро и Антонио. Уже в 1992-м году Антонио дебютировал на площадке Голливуда, в фильме "Короли мамбо" и надолго обосновался в лучах тёплого калифорнийского солнца.
В то же время Педро продолжает снимать, всё больше оттачивая свой неповторимый почерк. За период их разлуки, Альмодовар снял такие, впоследствии ставшие культовыми, картины как "Всё о моей матери" (1999 г.), «Возвращение» (2006 г.), «Дурное воспитание» (2004 г.) с Гаэль Гарсиа Берналем в главной роли, а также оскароносную киноленту «Поговори с ней» (2002 г.).
И вот, наконец, спустя двадцать лет, уставший от этого образа «латинского любовника», Бандерас возвращается в объятия своего первого наставника. Оба они постарели, набрались опыта и умения и предъявили на суд публики свеженький шедевр «альмодоварского» накала страстей «Кожа, в которой я живу/La piel que habito», где Антонио сыграл опять сумасшедшего, но гениального пластического хирурга и учёного.
Бандерас играет сдержанно, скрытно, но это не был его изначальный подход.

"Репетируя роль в доме Педро я представил себе: ‘Этот парень больше, чем жизнь, так что я тоже стану большим. Расправлю плечи и покажу все свои актёрские навыки’, на что Педро сказал, ‘Нет, мы не будем так делать, друг мой. История рассказывается в сценарии, тебе не нужно выдавливать её из себя. Придержи лошадей. Будь минималистом’. Что ж, он был прав, а я ошибался. В очередной раз он преподнес мне урок".

Уникальный стиль Альмодовара в этой ленте предстаёт перед зрителем во всей красе. Сюжет балансирует на грани тонкой эстетики и пошлости.
«Иногда, клянусь Богом, я думал, что играю Шекспира», говорит Бандерас,«а иногда, что в дешевой мексиканской мыльной опере»
В первой половине ленты зрителя мастерски водят за нос: «Летгарт вдовец, а может и нет», «его дочь изнасиловали, а может и нет». И вдруг, в один момент всё трескается по швам, триллер Альмодовара сбрасывает с себя одежду, срывает ненужную кожу и пляшет вокруг своих костей.
К творчеству Альмодовара нельзя относиться нейтрально. Его фильмы либо безумно нравятся, либо не воспринимаются вообще. И «Кожа» тому не только не исключение, а скорее даже квинтэссенция этой двуличности. Но Альмодовар повзрослел, его работы стали более минималистичными и трансцендентальными. Антонио не раз обращался к режиссёру во время съёмок:«Эй, Педро, мы должны сделать комедию! Тебе это полезно, ну же. Давай будем смеяться как мы делали это в былые деньки. Давай танцевать и быть глупыми, пока мы оба не стали слишком старыми».
Но всё меняется, взрослеть — это нормально и неизбежно. Хоть кто-то и отказывается верить в это до последнего.
Текст: Саша О.